Кизилташский монастырь


КИЗИЛТАШСКИЙ МОНАСТЫРЬ СВЯТОГО СТЕФАНА СУРОЖСКОГО kiziltash10

Горы Восточного Крыма очень красивы. Одни из них сложены известняками, другие являются коралловыми рифами, выросшими на дне теплого древнего океана.

Здесь можно увидеть скалистые обрывы, зубчатые вершины и ущелья. Но есть места, где скалы расступаются, образуя небольшие живописные долины. Именно в одной из таких долин, расположившейся у скального хребта Кизил-Таш (по-татарски «красный камень»), неподалеку от села Краснокаменка, и был основан в 1850-х годах мужской монастырь в честь святителя Стефана Сурожского.

kiziltash03

СВЯТИТЕЛЬ СТЕФАН СУРОЖСКИЙ

kiziltash01Христианская же история этого места началась еще за тысячу сто лет до этого события — в VIII веке от Рождества Христова. И самым тесным образом она связана с именем святого угодника Божия — святителя Стефана Сурожского.

Внизу у моря в живописной бухте в те времена шумел торговой жизнью богатый и красивый город и порт Сурож (ныне Судак), в котором уже тогда действовали христианские храмы. Была здесь и епископская кафедра. В 724 году правящий сурожский епископ преставился ко Господу. Тогда жители города пришли в Царьград к Патриарху Герману с просьбой поставить им епископа. Во время выбора кандидатов среди просителей возникли несогласия: одни хотели одного, другие — другого. Но все сходились в том, что нужен был епископ, могущий искусно управлять Церковью, поскольку в их городе возникли и умножаются всевозможные ереси.

Пока Патриарх Герман размышлял, кого бы назначить на сурожскую кафедру, ему явился ангел Господень и повелел для этой цели найти благочестивого монаха Стефана — добронравного, смиренного, а также очень грамотного и мудрого человека. Следует также сказать, что Стефан, желая безмолвной жизни, задолго до этих событий оставил монастырь, в котором принял иноческий постриг, и, найдя никому не известное уединенное место, прожил там довольно много времени в посте и молитве.

Ангел также явился и Стефану. Как говорится в Житии святого, он сказал отшельнику: «Я ангел Господень и послан от Христа Спасителя возвестить тебе радость и повелеть идти в город Сурож, чтобы ты научил людей Христовой вере. Завтра Патриарх призовет тебя и, посвятив, пошлет туда архиепископом, ты же не ослушайся его, да не прогневаешь Бога».

Вскоре новый архиепископ Сурожский Стефан отправился на корабле к берегам Тавриды. Не только проповедями, но и своей праведной жизнью за пять лет своей архипастырской деятельности святитель смог убедить принять крещение почти всех жителей Сурожа и его окрестностей.

Но то время в Византии набрала силу иконоборческая ересь во главе с императором Львом Исавром. Многих из тех, кто почитал иконы, ссылали или даже убивали. Святой патриарх Герман пытался увещевать Льва Исавра, но усилия его были напрасны: вскоре и он по указу императора оказался в заточении.

В Сурож также было отправлено строжайшее императорское повеление не поклоняться иконам и кресту. На что Стефан Сурожский твердо ответил, что он не позволит своему народу отступить от закона Христова. Стефана схватили, его предали мучениям, а затем бросили в тюрьму. Только через несколько лет сын умершего Льва Константин Копроним освободил Стефана из заточения. Он не только освободил и наградил его за все, что ему пришлось претерпеть, но снова назначил его архиепископом в Сурож, где затем тот управлял делами верующих уже до самой своей кончины в 750 году.

Святителя Стефана Сурожского погребли в Софийском соборе города Сурожа. Возле его святых мощей Господь творил чудеса: многие люди исцелялись от своих душевных и телесных недугов.

ЦЕЛЕБНЫЙ ИСТОЧНИК

Сохранившееся предание гласит, что именно в этих местах, у подножия красных скал, любил уединяться и молиться Стефан Сурожский. Сегодня многим хорошо известен грот со святым источником, названным в честь святителя. Здесь явно видны остатки фундамента из необработанного камня на известковом растворе. Судя по форме, размерам и ориентации, эта постройка ничем не отличается в плане от известных в восточном Крыму христианских средневековых храмов. Ее западная часть была пристроена к гроту, который, вероятно, выполнял роль апсиды.

А П. И. Кеппен в 1837 году писал об этом месте: «Близ Отуз верстах в шести от деревни, несколько вправо от дороги таракташской, есть в скале Кизилташской пещера глубиною на 17 шагов, которая иногда привлекает к себе богомольцев. В конце оной на столе, заменяющем алтарь, при образе лежит обломок беломраморной плиты величиною вершков в пять, на коем иссечен лик какого-то святого, судя по венцу, окружающему главу».

Источник считался целебным у народов разного вероисповедания. История же открытия его целебных свойств такова. Около 1825 года татарин из Отуз однажды пас скот. Спасаясь от ненастной погоды, он зашел в пещеру. Здесь в водах источника пастух нашел икону Божией Матери, писаную на доске. Он передал икону греческому купцу Пластару, а тот отвез ее феодосийскому протоиерею Иосифу. Икона была оправлена в серебро и поставлена в церкви в честь святителя Стефана Сурожского. Очень быстро весть о чудесной находке разлетелась по всей округе и к источнику начали стекаться богомольцы из окрестных поселений.

Вскоре у христиан установилась ежегодная традиция: собираться в этом святом месте на Богослужения 28/15 августа (ст.ст./ н. ст.), в день Успения Пресвятой Богородицы, и 22/9 мая (ст.ст./ н. ст.),, в день памяти святителя Николая Чудотворца. Бывало так, что в день Успения Пресвятой Богородицы, по свидетельству современников, у святого источника собиралось «до 700 душ народа болгарского, греческого, татарского и русского происхождения».

В 1830 году около родника в соседней пещере поселилась девушка-болгарка по имени Константина. Она жила одна, питаясь скудным подаянием. После появления в этом месте странствующих богомольцев Андронима и Пантелеимона, Константина перешла в урочище Топлы, где впоследствии был основан монастырь святой Параскевы. Здесь Константина приняла монашеский постриг с именем Параскевы.

Источник же, в котором была обретена икона Божией Матери, стали почитать святым. По многочисленным свидетельствам тех лет, водой из него исцелялись многие, страдавшие болезнями глаз, глухотой, болями в конечностях, нервными недугами. Кроме того, очень полезной «в лечении от ломот» считалась грязь со дна болотца, находящегося чуть ниже источника. Этой грязью намазывали больные суставы и давали ей высохнуть, после чего боль проходила.

ОСНОВАНИЕ МОНАСТЫРЯ

Странники-богомольцы Андроним и Пантелеимон стали фактически первыми монахами будущего мужского монастыря. Своими силами они построили себе неподалеку от источника очень скромное жилище и здесь же глинобитную церквушку.

В 1856 году Кизилташ посетил святитель Херсонский и Таврический Иннокентий. Он освятил эту небольшую церковку во имя святого Стефана Сурожского. В то же время к Владыке Иннокентию обратились именитые и состоятельные граждане Феодосии и Судака с просьбой об открытии в Кизилташе киновии (общежительного монастыря).

Их просьба была удовлетворена: вскоре по решению Святейшего Синода в Кизилташе был создан мужской общежительный монастырь. Первым настоятелем вновь образованной киновии стал игумен Арсений, прибывший сюда из Свято-Георгиевского монастыря. Под его руководством собрались одиннадцать монахов, которые и начали обустройство обители. Они построили небольшой домик и четыре землянки.

Судьба же первых поселенцев киновии сложилась по-разному. Андроник в 1857 году уехал на Афон, о его жизни не сохранилось более подробных сведений. А Пантелеимон остался в Кизилташском монастыре, принял постриг с именем Пахомия и прожил здесь двадцать пять лет. Умер он в 1874 году, за два года до смерти приняв схиму.

СВЯТОЙ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИК ПАРФЕНИЙ КИЗИЛТАШСКИЙ

kiziltash11По-настоящему обитель начала строиться с назначением сюда игуменом иеромонаха Парфения. В Кизилташскую обитель он был переведен 20 августа 1858 года. Будучи прекрасным организатором, он сумел наладить в монастыре работу по строительству зданий и каменных террас, подсобное хозяйство под его руководством давало все необходимое для жизни монахов и богомольцев.

Мужественный и всегда бодрый, отец Парфений не был подавлен неприглядной обстановкой полной неустроенности, а господствовал над нею. Не соглашавшегося с безнравственностью и низостью в любых их проявлениях, его, бескорыстного, по-отцовски заботливого, любили и уважали, авторитет его неуклонно рос и укреплялся.

Вот что об игумене Парфении восторженно писал в своих «Очерках Крыма» известный писатель, педагог и путешественник Е. А. Марков: «Это был мужественный и деятельный хозяин Кизилташских лесов. Он из пустыни стремился сделать домовитое, всем обильное хозяйство, и уже почти достиг своей цели. Он первый, с зари до зари, работал на своих заводах и в своих плантациях. Горсть монахов помогала ему, рабочих нанимать было не на что. В Кизилташской киновии до Парфения была только пещера с целебным источником да две-три плетеные мазанки. Парфений добыл все остальное. Он просекал дороги, ломал камень, пилил доски, жег известку и кирпичи, прививал черенки в лесных грушах, разбивал виноградники, копал колодцы… Из пещерки в скале сделался целый скит, с двумя гостиницами, с церковью, с кельями и разными службами. Энергия, предприимчивость и хозяйственная опытность Парфения сделали его в некотором роде руководителем окрестных владельцев. Он был мастак во всем: архитектор, инженер, столяр, печник, садовник, скотовод, что хотите… К нему обращались за советами, ему поручались дела. Посещавшие Кизилташ возвращались из пустыньки очарованные ее лесными красотами и простосердечным радушием умного хозяина».

В те времена Судак был большой деревней, в которой жили в основном садоводы. Владельцы крупных поместий сами не занимались своими садами и виноградниками, нанимая управляющих обычно из таракташских татар. Сами помещики приезжали в Судак только летом, чтобы отдохнуть у моря и продать урожай. К сожалению, порой бывало так, что управляющие заботились не о порученных им имениях, а о собственном благополучии.

Но этого им оказалось мало. Настало время, когда они, потеряв совесть, стали пользоваться монастырским добром как своим собственным. Объясниться с ними отцу Парфению не удавалось ни на бытовом, ни на административном уровне. Обладая удивительно прямым и цельным характером, он действовал так, как ему велела его христианская совесть.

В мае 1863 года, застав татар-управляющих на воровстве монастырского леса в очередной раз, игумен был жестоко избит. Но этим не кончилось: 22 августа 1866 года настоятель Кизилташского монастыря был зверски убит. Труп его был сожжен. Останки же следствию удалось найти лишь в октябре 1866 года. Для них был устроен специальный гроб, в котором игумена Парфения похоронили 2 декабря 1866 года. На средства судакской помещицы Рудневой на месте гибели мученика были поставлены чугунный памятник и дубовый крест.

В 2000 году Юбилейным Архиерейским собором Русской Православной Церкви игумен Парфений был причислен к лику святых преподобномучеников. День его памяти совершается каждый год 17 сентября.

МОНАСТЫРЬ В КОНЦЕ ХIХ СТОЛЕТИЯ

После смерти игумена Парфения в монастырь был назначен новый настоятель — игумен Николай. Он оказался достойным преемником отца Парфения и управлял киновией более двадцати лет. В 1870 году в обители была построена каменная церковь с колокольней, крытая железом. Ее освятили в 1871 году во имя Успения Божией Матери. В ней над Царскими вратами установили икону Пресвятой Богородицы, найденную более сорока лет назад в источнике. Но храм не отапливался в зимнее время, поэтому службу здесь проводили только летом. На месте первой глинобитной церкви в 1885 году был построен зимний храм в честь святителя Стефана Сурожского. При этой церкви находились ризница, кельи для пономаря и послушников. Обитель продолжала постепенно обустраиваться и хорошеть. На территории монастыря были построены каменный дом для настоятеля, трапезная на тридцать человек с кухней и просфорной, гостиница на двадцать мест для паломников, пять братских флигелей с отдельными кельями, мастерская и хозяйственные постройки. На вершинах окрестных гор установили огромные кресты, указывающие путь паломникам. Численность братии в обители сначала была небольшой. В 1857 году она состояла из двенадцати человек, включая настоятеля. В 1875 году здесь насчитывалось семнадцать человек: пять иеромонахов, два иеродиакона, четыре монаха и шесть послушников. В 1877 году здесь было двенадцать человек: два иеромонаха, два иеродиакона, пять монахов и три послушника. К 1894 году число монашествующих и послушников возросло до шестидесяти пяти. Кизилташская киновия содержалась за счет собственных средств. Невелики были и ее земельные владения. В 1856 году они составляли 157 десятин, приобретенных у помещика Кашкадамова на деньги, пожертвованные святителем Иннокентием Херсонским и Таврическим. В 1894 году монастырские земельные угодья расширились до 227 десятин. К 1886 году семь десятин земли были расчищены монахами от кустарников и использованы под сенокосы, сад и огороды. Овощи шли не только на содержание братии, но и в продажу. Шесть продольных террас, на которых располагались постройки обители, также были обсажены фруктовыми деревьями. К этому времени в киновии было 35 голов скота. В искусственном монастырском пруду разводили карпов. Киновию, расположенную в одном из красивейших мест Крыма, часто посещали паломники. Каждый хотел побывать на целебных источниках монастыря. К источнику святого Стефана в пещере вела дубовая лестница. У пещеры был устроен стеклянный павильон, где установили иконы святителей Стефана Сурожского и Николая Чудотворца. Недалеко от монастыря из-под земли бил еще один источник. Его вода содержала серу. Здесь постепенно отложились лечебные грязи, которые также привлекали людей, страдающих разными недугами.

ВОЙНА… РЕВОЛЮЦИЯ…

Во время Первой мировой войны насельники Кизилташского монастыря оказывали помощь фронту лекарствами, перевязочным материалом, собирали подарки для солдат. Во время гражданской войны монастырь подвергся ограблению.

С приходом к власти большевиков монахи и послушники киновии организовали трудовую общину и обратились в комиссию по отделению церкви от государства при Феодосийском Ревкоме с просьбой передать им имущество Успенской и Серафимовской церквей для совершения Богослужений. В 1921 году монастырские церкви были переданы общине. В том же году власти создали в обители детскую трудовую колонию. Монахам предложили руководить в ней сельскохозяйственными работами. Но вскоре, в 1923 году, было принято решение о закрытии Кизилташского монастыря. Во всех его храмах Богослужения были прекращены. Верующие из сел Коктебель, Отузы, Изюмовка, Карагоз неоднократно обращались с просьбой передать им церкви обители, но каждый раз получали отказ.

В 1924 году вместо детской колонии в монастыре была образована трудовая колония имени Калинина. Здание одной из церквей было переоборудовано под клуб. Но работа в колонии не ладилась: отношения между ее членами были сложными, часто вспыхивали ссоры, да и трудились из рук вон плохо. В результате этих неурядиц колонию ликвидировали. Вместо нее спустя три года здесь была создана сельскохозяйственная артель. На этот раз церковь Успения Пресвятой Богородицы стала общежитием для членов артели. Но и артель здесь не прижилась: с 1930 года на территории бывшего монастыря был устроен дом отдыха Московского военного округа, просуществовавший вплоть до начала Великой Отечественной войны.

ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ ТЕРРИТОРИЯ

img_2848После войны, в 1950 году, здесь было решено устроить один из секретных арсеналов, в котором хранились ядерные боеголовки кораблей Черноморского флота. Все оставшиеся здания монастыря были взорваны. Появился поселок, который, являясь абсолютно секретным объектом под именем «Почтовый ящик № 105» (в 1960-х годах — «Феодосия-13»), к 1956 году расширился: здесь был свой детский сад, школа, магазины. Тем не менее, поселок был закрытым и строго охраняемым, а территория бывшей обители оказалась недоступной для верующих, археологов, исследователей и просто туристов. В 1991 году, после распада СССР, ядерный запас вывезли, но воинская часть Вооруженных Сил Украины здесь осталась. Но это уже другая история, желающим ознакомится с ней, советуем посетить сайт «Кизилташ»

ВОЗРОЖДЕНИЕ

15 апреля 1997 г. на расширенном заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви под председательством Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины, был заслушан рапорт Владыки Лазаря об открытии Кизилташского мужского монастыря во имя свт. Стефана Сурожского. Священный Синод постановил: благословить открытие монастыря, наместником его утвердить иерея Николая Демьянюка с пострижением его в монашество.

Тогда и началось возрождение обители, которое еще не завершено. Сначала была восстановлена пещера с источником святого Стефана Сурожского. Построили и церковь в честь Киево-Печерских святых — родоначальников монашества на Руси. Из многих храмов Крымского полуострова в него были переданы частички мощей святых угодников Божиих: святителя Иннокентия Херсонского и Таврического, святителя Луки Симферопольского и Крымского, святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, святого великомученика и целителя Пантелеимона, святого преподобного Агапита Печерского, святого благоверного князя Александра Невского, святого великомученика Георгия Победоносца и других.

Теперешние насельники обители верят, что по молитвам этих истинных святых подвижников она возродится во всем своем былом величии.

kiziltash09

Сегодня в обители немногочисленная братия. Тем не менее монастырь постепенно благоустраивается. Хотя соседство воинской части делает несколько неудобным посещение обители, сюда приезжают паломники.

kiziltash04

Думается, что, несмотря на трудности, монастырь вскоре возродится во всей своей былой красе.
———————
по материалам krimea.info

СВЯТЫЕ МОЩИ, ХРАНЯЩИЕСЯ В КИЗИЛТАШСКОМ МОНАСТЫРЕ

Святители:
Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический;
Лука, исповедник, архиепископ Симферопольский и Крымский;
сщмч. Григорий V, Патриарх Константинопольский;
Тихон, Патриарх Московский;
сщмч. Владимир, Митрополит Киевский (Ближние пещеры);
Игнатий Ростовский;
Феодор Ростовский; Василий Рязанский;
Митрофан Воронежский (частица облачения);
Иоанн Суздальский; Климент Римский;

Великомученики и мученики:
Пантелеймон Целитель;
Георгий Победоносец;
мч. Авраамий Болгарский и Владимирский;
сщмч. Иосиф Астраханский

Преподобные:
Гавриил Афонский;
Никон Печерский;
Агапит, врач Печерский;
Алипий, иконописец Печерский;
Нестор, летописец Печерский все – Ближние пещеры;
Кукша Одесский;
праведный Иона Одесский;
Иона Киевский;
Григорий Синаит;
Ефросиния Суздальская;
Иов Почаевский (частица облачения);
Варнава Гефсиманский (скит близ Троице-Сергиевой лавры);
Исаакий I Оптинский;
Моисей Оптинский;
Анатолий Оптинский;
Иосиф Оптинский;
Севастиан Карагандинский;
прав. Иоанн Кромянский (Беларусь);
прп. Шио Мгвимский (Грузия).

Благоверные князья и княгини:
Александр Невский;
Давид и Константин Ярославские;
Петр (в иночестве Давид) Муромский;
Глеб (в крещении Давид) Владимирский;
Георгий Владимирский.

Loading
Центрировать карту
Движение
На велосипеде
Проездом
Google MapsПроложить маршрут