Лаки — Крымская Хатынь


Деревня Лаки. На карте не ищите!

Лаки - Крымская ХатыньДорога плавно поднимается к перевалу Лаки. Рядом развалины церкви. К сожалению, это все, что осталось от древней греческой деревни Лаки (Горянка) - деревни удивительной и героической истории.

Была в этих местах частица древней Эллады. Словно орлиное гнездо, приютилась эта деревня на скалистой земле у перевала между горами Татар Ялта и Ай-Илья.
Мимо рукотворного озера, мимо поклонного креста путь ведет к старинному храму. Рядом с ним - небольшое кладбище. Поодаль - крошечный скит. Чуть ниже, в долине, хорошо сохранившиеся бассейны с подернутой ряской черной водой. Сколько лет этим сооружениям - сто, триста, шестьсот?... Считается, что название Лаки, или Лака, в переводе с греческого и означает бассейн.

Места эти обитаемы с давних времён. В районе д. Лаки обнаружены следы двух небольших поселений VI—VIII вв. Еще до недавнего времени неподалеку находились остатки храма св. Троицы - небольшой крестово-купольной церкви XIII - начала XIV вв., представляющей по форме куб с равными ветвями креста, тремя апсидами и четырьмя стоящими восьмигранными колоннами, а недалеко от нее - развалины еще более древнего храма с остатками кладбища. На одном из надгробных камней надпись, датируемая 1362 годом.
Руины, стоящие у дороги, принадлежат церкви св. Луки, построенной в 1904 г. Святой апостол и евангелист Лука был почитаем и уважаем всеми христианами, но в особенности греками, которым он, тоже грек по национальности, хотя и уроженец Сирии, был особенно близок. Тем не менее, странно, что лакский храм был единственным храмом во имя св. Луки в Крыму. Апостол Павел называл св. Луку врачом. Кроме этого св. Лука знал искусство живописи.

Лаки - Крымская ХатыньЛаки - Крымская ХатыньЛаки - Крымская Хатынь

Храм стоит на пригорке, окруженный плотной стеной сорной травы - крапивы, щавеля. Перед входом на земле каменные блоки от разрушенного купола колокольни. Полностью разрушен алтарь, но зато сохранились фрески. Кое-где отчетливо просматриваются хмурые лики святых, ангелов, льва, орла и вола.

Лаки - Крымская ХатыньЛаки - Крымская ХатыньЛаки - Крымская Хатынь
Нигде в Крыму нет храма подобного этому. Он индивидуален не только своей архитектурой. Он индивидуален своим духом. Здесь явно чувствуется пребывание десятков людских неупокоенных душ.

Теперь нет этой деревни.
Лаки - Крымская ХатыньНе найти ее на картах и в путеводителях. Нет ее и на земле, под нависшими над садами скалами.
«К сожалению, нет уже с нами тех людей, кто помнил запах этой земли, вид этих гор в любое время года, цветение табака, аккуратные домики с палисадниками, маленький магазинчик, у которого судачили женщины и дымили трубками старики, церковь, улочки, на которых стояли кувшины с бекмесом - яблочно-грушевым напитком. Это - для всех. Подходи любой, пей, пожалуйста!»
Но не только бекмесом угощали здесь друг друга и гостей. Добрые люди жили в Лаках: стол - полная чаша, и хозяева всегда радовались гостям.
Не только знойно-синее небо, крутые, словно специально обтесанные скалы вдали, зеленые склоны гор и воздух, искрящийся солнцем, роднили эту землю с Элладой. Жили в ней вольнолюбивые, свободные люди. Много замечательных людей выросло на лакской
земле.

Человек, впервые попавший в уютную Лакскую долину, поражается ее тишиной. Эта тишина какая-то особенная, такой больше нет нигде в Крыму. Молчаливо стоят выжженные солнцем меловые горы. Не раскачивает деревья ветер. Не слышно жужжания пчел. Лишь одинокий заяц пробежит по усыпанному огромными красными маками полю. Природа молчит.

Но стоит прислушаться повнимательней к этим горам и деревьям, вглядеться в алую кровь маков - и они начнут говорить. Они расскажут страшную историю, которую хранят уже более 60 лет:
В жилах местных жителей текла кровь гордых феодоритов. Того настоящего коренного крымского народа, которого уважали далеко за пределами полуострова. Здесь все время был свой собственный мирок. Жителей деревни не особо интересовали события, которые происходили дальше, чем гора св. Ильи, возвышающаяся над Лаками. Люди растили отменный табак, виноград, разводили скот, воспитывали детей. Чужаков к себе особо не пускали, хотя встречали всегда радушно. Всю деревню составляло несколько династий, живших тут с незапамятных времен. Мелодичные греческие фамилии Спаи, Лели, Арваниди происходят из этих мест. Так бы и рожала новых работящих крымчан лакская земля, если б в одно промозглое зимнее утро1942 года у дома председателя колхоза "Нео зои" Владимира Лели не остановилась машина с немцами. С этого момента в Лаках началась другая жизнь.

Трагедия, подобная беларусской Хатыни, случилась и в Крыму. По какому-то мистическому совпадению произошла она ровно за год до сожжения Хатыни - день в день - 23 марта 1942 года.

Крымская Хатынь называлась Лаки.
Лаки - Крымская ХатыньНельзя писать, нельзя говорить об этой деревне без глубокой душевной боли.

…«Сегодня 24 марта (1942 г.), разведчики сообщили страшную весть: 23 марта сожжена и полностью уничтожена деревня Лаки. Немецко-фашистские мерзавцы и их подлые наймиты сожгли дотла всю деревню, разрушили клуб, школу, здание сельсовета, магазин, жилые постройки колхозников и даже церковь, а 16 женщин, стариков и детей, в том числе Елену Гавалло с ее 8 месячным ребенком, расстреляли. Трупы расстрелянных бросили в один из погребов, облили бензином и сожгли.» Это - строки из книги «Пламя над Крымом» бывшего командира Бахчисарайского отряда, а затем Южного соединения, впоследствии Героя Социалистического Труда, директора совхоза «Коктебель» Михаила Андреевича Македонского.

«Так умирала Лаки, деревня-партизанка, крымская Хатынь» (Б. Серман. «Горянка». Газета «Крымская правда», 26.09.1963 г.).

Еще одним свидетелем уничтожения непокорной деревни был Юрий Михайлович СПАИ, племянник Николая Константиновича Спаи, легендарного разведчика Карасубазарского партизанского отряда, выполнявшего особые поручения центрального штаба. Николай Спаи был выдан предателем и повешен фашистами. В его честь названа одна из улиц в Белогорске Юрию Михайловичу Спаи уже за семьдесят. Тогда, в 1942-м, он был тринадцатилетним мальчиком.
«Когда фашисты разгромили партизанский отряд, те, кто остался жив, пришли в нашу деревню. 23 марта 1942 года деревню окружили немцы и добровольцы - крымские татары из карательного батальона, - рассказывает Юрий Спаи. - Всех жителей собрали перед Сельсоветом, обыскали. Видимо, немцам поступил донос, так как, несмотря на то что ничего подозрительного они не нашли, в сторону сразу же отогнали более тридцати мужчин. Среди них были мой дядя и два брата. Я, тогда еще наивный подросток, подошел и спросил: "Дядя Митя, а вы чего здесь?" А он мне по-гречески, чтобы не поняли татары, ответил: "Юра, уходи, а то и тебя тоже убьют. Нас ведут на расстрел". Такое забыть нельзя...»
Деревню подожгли, громко залаяли собаки, людей охватила паника. Всю «черную» работу делали татары. Тетю Юрия Михайловича привязали к кровати, а ее восьмимесячного ребенка, как тряпку, кинули в огонь. Женщина кричала до тех пор, пока на нее не обрушилась горящая кровля. Огонь уничтожил все 87 дворов. Тех, кто остался в живых, в том числе и Юрия Спаи, в сопровождении крымско-татарских добровольцев отправили через Бахчисарай в Октябрьское. Семнадцать жизней унесла война в семье Спаи, погиб отец Юры, мать ушла в партизанский отряд.
Так умирала Лаки, деревня-партизанка, крымская Хатынь.

Почему сожгли именно эту деревню? Почему именно к ее жителям фашисты были столь беспощадны? Историк Пантелеймон Кесмеджи в книге «Греки Крыма» приводит слова командира Бахчисарайского партизанского отряда того же Михаила Андреевича Македонского. Он рассказывает, что его отряд своим существованием был обязан жителям Лаки, которые оказывали партизанам помощь едой, одеждой, а в морозы устраивали на постой. Вокруг было много других сел, но в каждом из них жили хотя бы несколько предателей, а в Лаках предателей не было. Жители Лак с первого дня оккупации Крыма активно помогали партизанам.
За эту непокорность греки и были преданы огню…

Лаки - Крымская ХатыньФашисты старались полностью стереть с лица земли эту деревню, но каратели так и не смогли разрушить до основания церковь.
Сегодня перед входом, на земле, лежат каменные блоки от разрушенного купола колокольни. Серьезно поврежден алтарь, но зато сохранились фрески. Если присмотреться, можно увидеть, как на церковных стенах проступают символы четырех евангелистов. Хрупкие своды храма поддерживают души сожженных в селе греков. Этому веришь. В храме - тишина. Нездешняя. Неземная. И на остатках алтаря теплится огонек одинокой свечи.

О тех, кто уже не вернется никогда, помните!

это место на карте