В фондах Эрмитажа обнаружили прижизненный портрет Ксении Петербургской

9 Февраль 2017 |  
Размещено в Новости

Масляный портрет святой блаженной Ксении Петербургской обнаружили в фондах Эрмитажа. Исследователи предполагают, что это, возможно, её единственное прижизненное изображение.

Сейчас работа отреставрирована и выставлена в публичной зоне реставрационно-хранительского центра Эрмитажа «Старая деревня». Небольшое полотно поступило в Эрмитаж из расформированного перед войной историко-бытового отдела Русского музея. Там картина оказалась в 1930 году — ее привез со Смоленского кладбища собиратель Федор Морозов. Тогда он работал в Русском музее и в круг его обязанностей входило изучение кладбищ с целью выявления произведений искусства. Морозов задокументировал картину как портрет Ксении Блаженной.

В результате лабораторных исследований — в частности, химического анализа грунта — в Эрмитаже выяснили, что картина была написана в конце XVIII или в самом начале XIX века.

— Когда у музея такое колоссальное собрание, естественно, что какие-то предметы не сразу входят в научный оборот, — рассказал хранитель отдела истории русской культуры Дмитрий Гусев. — В процессе систематизации фондов мы остановились на портрете, на который раньше никто не обращал особого внимания.

— Осторожно расчищая слои картины, я тем не менее оставил следы разных времен: они сами по себе интересны, — объяснил художник-реставратор Николай Малиновский. — Оставлена и неровность холста. Смотря на эту вещь, вы понимаете, что она — с историей. Видно, что портрет почитался, за ним ухаживали. В красочном слое была обильная копоть и ожоги, то есть перед картиной стояла свеча или масляный светильник. Перед тем как полотно попало в музей, его неоднократно очищали от накопившейся грязи, освежали новыми красками и даже вносили кое-какие изменения.

Оказалось, в более позднее время кто-то удлинил вырез белой рубахи, «прирастил» Ксении плечи и прическу, сделав ее более женственной: на самом раннем слое виден контур более короткой стрижки. Также при расчистке изображения проступила седина. Показательно, что лицо святой прорисовано конкретно, а фон, приоткрытая грудь с крестом и рубаха — более условно.

​​​— Портрет написан как-то спонтанно — быстро и уверенно, за один прием, — считает Николай Малиновский. — Вероятно, художник набросал черты Ксении, пока она сидела. В любом случае, портрет предельно индивидуален, это не фантазия и не обобщение. Глаза художника явно видели того, кого он изобразил.

Несмотря на то, что портретист, как предполагают исследователи, был любителем, ему удалось передать и мудрую отрешенность во взгляде, и духовную сосредоточенность, и даже как будто внутренний свет, исходящий от немолодой женщины, смотрящей куда-то перед собой. И всё же это — лицо, а не символический лик.

В этом и сенсационность обретения. Ксения Блаженная была канонизирована не так давно и только с этого времени её иконографией озаботились всерьез. Если же считать, что автор обретенного портрета видел юродивую, то выходит, что это не просто памятник ее эпохи.

Известия

 

Комментарии

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.