В фондах Эрмитажа обнаружили прижизненный портрет Ксении Петербургской

9 Февраль 2017 |  
Размещено в Новости

Масляный портрет святой блаженной Ксении Петербургской обнаружили в фондах Эрмитажа. Исследователи предполагают, что это, возможно, её единственное прижизненное изображение.

Сейчас работа отреставрирована и выставлена в публичной зоне реставрационно-хранительского центра Эрмитажа «Старая деревня». Небольшое полотно поступило в Эрмитаж из расформированного перед войной историко-бытового отдела Русского музея. Там картина оказалась в 1930 году — ее привез со Смоленского кладбища собиратель Федор Морозов. Тогда он работал в Русском музее и в круг его обязанностей входило изучение кладбищ с целью выявления произведений искусства. Морозов задокументировал картину как портрет Ксении Блаженной.

В результате лабораторных исследований — в частности, химического анализа грунта — в Эрмитаже выяснили, что картина была написана в конце XVIII или в самом начале XIX века.

— Когда у музея такое колоссальное собрание, естественно, что какие-то предметы не сразу входят в научный оборот, — рассказал хранитель отдела истории русской культуры Дмитрий Гусев. — В процессе систематизации фондов мы остановились на портрете, на который раньше никто не обращал особого внимания.

— Осторожно расчищая слои картины, я тем не менее оставил следы разных времен: они сами по себе интересны, — объяснил художник-реставратор Николай Малиновский. — Оставлена и неровность холста. Смотря на эту вещь, вы понимаете, что она — с историей. Видно, что портрет почитался, за ним ухаживали. В красочном слое была обильная копоть и ожоги, то есть перед картиной стояла свеча или масляный светильник. Перед тем как полотно попало в музей, его неоднократно очищали от накопившейся грязи, освежали новыми красками и даже вносили кое-какие изменения.

Оказалось, в более позднее время кто-то удлинил вырез белой рубахи, «прирастил» Ксении плечи и прическу, сделав ее более женственной: на самом раннем слое виден контур более короткой стрижки. Также при расчистке изображения проступила седина. Показательно, что лицо святой прорисовано конкретно, а фон, приоткрытая грудь с крестом и рубаха — более условно.

​​​— Портрет написан как-то спонтанно — быстро и уверенно, за один прием, — считает Николай Малиновский. — Вероятно, художник набросал черты Ксении, пока она сидела. В любом случае, портрет предельно индивидуален, это не фантазия и не обобщение. Глаза художника явно видели того, кого он изобразил.

Несмотря на то, что портретист, как предполагают исследователи, был любителем, ему удалось передать и мудрую отрешенность во взгляде, и духовную сосредоточенность, и даже как будто внутренний свет, исходящий от немолодой женщины, смотрящей куда-то перед собой. И всё же это — лицо, а не символический лик.

В этом и сенсационность обретения. Ксения Блаженная была канонизирована не так давно и только с этого времени её иконографией озаботились всерьез. Если же считать, что автор обретенного портрета видел юродивую, то выходит, что это не просто памятник ее эпохи.

Известия

 

Комментарии

Комментирование закрыто.