Крымские новомученики, Ялта в омуте истории.

8 Декабрь 2016 |  
Размещено в Публикации

В начале ХХ века в «провинциальной» Ялте по-столичному блистали театральные премьеры чеховских пьес, концерты Рахманинова, Вертинского, Шаляпина. Но уже с конца 1914 года, во время первой мировой войны, Ялта представляла собой большой госпиталь: лечебные заведения для раненых и выздоравливающих были открыты на многих дачах, в гостиницах, в пансионатах, были построены и новые санатории. Оставалось совсем немного до революционных событий и начала гонений на Церковь.

В 1917 году после октябрьских событий в Петрограде Ялта наполнилась беженцами, не принявшими власть Советов. Весной в южнобережные имения прибыли свергнутые, но пока не арестованные остатки семьи Романовых. Появились здесь и присланные из Петербурга по заданию партии большевики.

Революция, а вслед за ней Гражданская война первый раз вторглись в Ялту холодным январём 1918 года. По материалам Особой следственной комиссии по расследованию зверств большевиков, состоящая при Главнокомандующем Юга России генерале Деникине: «13 января Ялта и ее окрестности после четырехдневного сопротивления со стороны вооруженных татарских эскадронов и небольших офицерских отрядов были заняты большевиками, преимущественно матросами миноносцев «Керчь» и «Гаджибей» и транспорта «Прут». Немедленно закрепившись здесь, большевистский военно-революционный штаб приступил к аресту офицеров. Последних доставляли на стоявшие в порту миноносцы, с которых после краткого опроса, а часто и без такового, отправляли или прямо к расстрелу на мол, или же помещали предварительно на один-два дня в здание агентства Российского общества пароходства, откуда почти все арестованные в конце концов выводились все-таки на тот же мол и там убивались матросами и красноармейцами. Расследований о расстреливаемых никаких не производилось; пощады почти никому не давалось <...> Всего в первые два-три дня по занятии Ялты было умерщвлено до ста офицеров, не принимавших никакого участия в гражданской войне, проживавших в Ялте для укрепления своего здоровья или лечившихся в местных лазаретах и санаториях».


Ялта. Городской мол

Наступило страшное время арестов, обысков, грабежей, расстрелов, как для защитников города, так и для мирных жителей. Угрозы «расстрелять», «отвести на мол», «засадить в тюрьму» стали привычными при обращении к жителям Ялты со стороны новой власти. Большинство убитых с привязанными к ногам тяжестями бросали с мола в море. Известный писатель, Владимир Набоков, непосредственный свидетель всех этих ужасов, впоследствии вспоминал, что когда водолаз спустился в акваторию ялтинской бухты: «…он очутился в густой толпе стоящих навытяжку мертвецов». Завоевания революции закрепляла «тройка» Нератов-Игнатенко- Драчук. Самыми популярными словами становятся: комиссары, контрибуция, конфискация, национализация. Малейшее возражение — и дуло револьвера у виска, штык у груди, приклад над головой… Население изо дня в день нищало. Подобным разгромам подверглись Алушта, Алупка, Дерекой, Бахчисарай, Массандра и другие близлежащие селения.

Воспоминания очевидца: «Невозможно описать ту скорбь, то страдание, которое переживали люди! Здоровые и больные, старики и дети, слабые и сильные духом одинаково скрывались, подобно древним христианам, гонимым язычниками, и искали защиты, спасения и утешения в слезах и молитвах, в исповеди и причастии Святых Тайн. Ежеминутно готовые принять смерть, они с верою внимали словам отца Николая (Владимирского), спокойно и бесстрашно, как и в мирные дни, [проводившего] богослужение в храме, наполненном беженцами из окружающей собор части города. Кто побывал в нем в эти дни хоть раз, навсегда запомнит эту скорбную полутьму каменного храма, пол которого был устлан постелями, заставлен креслами с больными, табуретками, столиками, посудой, домашними вещами первой необходимости, рядом с которыми стояли гробы с не погребенными трупами. Нам никогда не позабыть <...> этих мучительных ночей, полных ожидания смерти, этих захлебывающихся от кашля и мокроты больных, этих немощных стариков и обессилевших детей, задыхающихся в спертом воздухе переполненного людьми храма, этих покойников, под гробы которых за теснотой собирались живые, завидовавшие мертвым».


Храм Александра Невского в Ялте

Этот бандитский беспредел длился до тех пор, пока в конце марта в Крым не вторглись немцы. Вместе с ними вступила в Ялту украинская группа войск. 21 апреля по дороге из Ялты в Алушту у Биюк-Ламбата ими были схвачены и расстреляны члены большевистского руководства Советской республики.

К началу 1919 года в Крыму снова оживилась экономическая, общественная, культурная и частная жизнь. Спасаясь от революции, на Южный берег Крыма съехались многие художники, архитекторы, литераторы, музыканты, артисты, политические деятели. Центром общественной и культурной жизни Ялты становится городской театр С.Н. Новикова (ныне театр А.П. Чехова). Здесь проходили собрания различных общественных организаций, благотворительные концерты и спектакли, лучшие гастрольные выступления, памятные чеховские вечера с участием О.Л. Книпер-Чеховой, литературные чтения, лекции М.Волошина, С. Маковского и др.

11 апреля 1919 года на корабле, присланном из Англии, Крым покинула Императрица Мария Федоровна, предоставив возможность погрузиться на корабль всем близким и знакомым ялтинцам. Мария Федоровна покинула Россию, которую считала своей страной более 50 лет. С марта 1917 года она находилась в Крыму вместе со своими дочерьми Ольгой, Ксенией, их семьями и другими родственниками. Зиму — начало весны 1918 года они провели под арестом в имении Дюльбер. Из Крыма Мария Федоровна вела переписку со своим сыном Николаем II. Здесь, она узнала о гибели родственников, оставшихся в Петрограде, о расстреле семьи Николая II, но так до конца своей жизни не могла этому поверить.


Вдовствующая императрица Мария Федоровна покидает Россию на борту английского военного корабля «Мальборо» в апреле 1919 года


До ноября 1920 года в Ялте было относительно спокойно. И казалось, что это навсегда. 7 ноября Красная армия прорвала первую линию Перекопских оборонительных укреплений и лавиной устремилась вглубь полуострова. В ночь на 10 ноября Главнокомандующий Русской армией (Белой армией) Юга России генерал Пётр Николаевич Врангель объявил приказ об эвакуации своих войск, разрешая присоединить к ним всех желающих. Население раскололось на тех, кто решился уехать и тех, которые не могли или не хотели расставаться с Родиной. Отплытие кораблей из Ялты происходило при огромном скоплении народа в течение двух дней. 14 ноября 1920 года последний русский пароход с эвакуируемыми вышел из Ялты и через несколько часов встретился с кораблями, вывозящими войска и беженцев из других городов Крыма, и они вместе взяли курс на Константинополь.


Эвакуация

Уже 17 ноября 1920 года войска Красной армии под командованием М.Фрунзе вступили в Ялту. С 7 декабря 1920 года в Ялте начались расстрелы в порядке проведения «красного террора». Удрис, председатель ялтинской Чрезвычайной «тройки», на дела арестованных из одной странички накладывал резолюцию за резолюцией – «Расстрелять». Расстреливали больных раненных, врачей и сестер милосердия, земских деятелей и журналистов, стариков и старух, беременных женщин и детей.

Официально известно, что в Ялте должно было быть расстреляно 6000 человек. Всё судопроизводство было сведено до минимума. Приговоры выносили в нескольких местах. Одно из них — это загородный дом Эмира Бухарского в Ялте (ныне санаторий «Узбекистан»). После чего вели на расстрел в горы над Ялтой, на дачу Фролова-Багреева, в месте, которое сегодня печально известно как «Багреевка». Всё держалось в строжайшей тайне. Благодаря усилиям исследователя Леонида Абраменко, выявлены дела более 800 человек.

Слева: Священноисповедник Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский (Войно-Ясенецкий), (†1961). После многих лет проведенных в тюрьмах и ссылках. Возглавил Крымскую епархию (1946–1961), в тяжёлые годы гонений на церковь во времена, когда страну Советов возглавлял Хрущёв Н.С. Спрва: Алексей Федорович Фролов-Багреев. Расстрелян в Багреевке в 1920 году

 

Среди расстрелянных многие известные в то время люди: сам хозяин дачи, присяжный поверенный Алексей Федорович Фролов-Багреев, потомственный дворянин, Виноградов (Винодаров) Евгений Александрович, бывший мировой судья в Ялте, начальник Ялтинского почтово-телеграфного округа, Владимир Семёнович Ракитин, врач Ялтинской городской управы, статский советник Константин Сергеевич Воскресенский, потомки князей Трубецких, потомки известной дворянской фамилии Мальцовых, с которой связан расцвет Симеиза в ХХ веке, 76-летняя княгиня Надежда Александровна Барятинская — известная в Ялте благотворительница, парализованная, была расстреляна вместе с дочерью, её мужем и свёкром. Многие из погибших были выдающимися гражданами, выпускниками знаменитой мужской гимназии в Ялте, вместе с ними погиб и их замечательный директор, который «всю жизнь свою посвятил делу просвещения народа» — Иван Юрьевич Сабин-Гус.


Сабин-Гус Директор Ялтинской гимназии, расстрелян в Багреевке в 1920 году

«Растрeливали больных и раненых в лазаретах (в Алупкe, например, в земских санаториях 272 человека), врачей и служащих Красного Креста, сестер милосердия (зарегистрирован факт единовременного расстрела 17 сестер), земских деятелей, журналистов и прочих. И сколько таких, не стоявших даже в рядах активно боровшихся!», — пишет С. П. Мельгунов в своём исследовании «Красный террор в России 1918-1920».

Причина только одна — принадлежность к «эксплуататорскому классу». Не только воды Учан-Су, но даже море в месте впадения речки возле гостиницы «Ореанда» обагрилось кровью. И всю ночь ходил по берегу и неустанно молился Господу ялтинский народный батюшка Сергий Щукин, скорбя и поминая всех «имена коих Ты Господи, веси».


Щукин Сергей Николаевич

С захватом Крыма большевиками начинаются черные дни для всех храмов Ялты. Закрывающиеся храмы, как и культовые здания других конфессий, разбирались на строительные материалы, либо им находили другое применение: чаще всего в них размещались клубы, склады, мастерские и т. д. Новые хозяева жизни бессовестно грабили и оскверняли святыни, наиболее ценные священные реликвии были изъяты и пропали бесследно. Было дано указание срочно уничтожить все культовые признаки имеющихся на здании. Были сбиты бесценные мозаики, кресты, фрески…Общее количество храмов по Ялтинскому амфитеатру насчитывало более 30. Сейчас сохранились единицы.

 

Архиепископ Димитрий Абашидзе. Симферопольская тюрьма. 1921 год (во время Гражданской войны в Крыму возглавлял Таврическую епархию, с 1921 года находился под домашним арестом в Топловской обители). Игумения Параскева (Родимцева) настоятельница самого большого в Крыму Свято-Троицкого Параскевиевского монастыря в Топлах с 1890 по 1928 год. 10 лет стойко и мужественно сносила притеснения со стороны Советской власти. «Претерпевый же до конца, тои спасен будет», – повторяла она насельницам слова Святого Евангелия в годы увеличивающегося давления властей и угроз расправы. Через три месяца после ликвидации монастыря, матушки игумении не стало, она умерла от паралича сердца.

 

Священноисповедник Роман Медведь, протоиерей (†1937),настоятель Свято-Владимирского Адмиралтейского собора в Севастополе, благочинный береговых команд черноморского флота с 1912- 1918 гг. Тюрьма. 1931 год, перед высылкой на Соловки

Весной 2000 г. Ялту посетили потомки русских эмигрантов, живших прежде в Ялте. Некоторые из них смогли познакомиться с «расстрельными делами» своих предков. В лесу над Ялтой, на месте массовых расстрелов в Багреевке, впервые была отслужена панихида по погибшим от рук большевиков. В 2006 году благодаря их стараниям построена маленькая часовня — первый своеобразный памятник жертвам красного террора.


В центре сидит баронесса Терлинден (ей 5-ти летней девочке чудом удалось спастись от расстрела), дочь Ирины Владимировны Мальцовой, ур. княжны Барятинской; расстрелянной в 1920 году здесь, за ней слева стоят дочь Анна Андерсен, ур. Терлинден, муж дочери Жан Андерсен; в центре Мария Николаевна Апраксина — вдова Владимира Петровича Апраксина, внучка княжны Н.А.Барятинской; справа от нее Николай Николаевич Апраксин, правнук Н.А.Барятинской, и ее праправнучка Ксения де Ламаль (Бельгия)


Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь читает списки известных имён убиенных в Багреевке

Анна ГАЛИЧЕНКО, автор книги «Ялта в омуте истории»

Комментарии

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.